Medwyn Goodall


Несмотря на то, что Медвин Гудалл (Medwyn Goodall) уже успел стать каноническим исполнителем в мире ньюэйдж-музыки, этот музыкант стремительно набирает популярность. В последнее время Гудалл выдвинулся в число ведущих инструменталистов. По силе воздействия его вдохновенно-интуитивную музыку можно поставить в один ряд разве что с Вангелисом (Vangelis). Кстати, как и знаменитый грек, Гудалл совершенно не умеет читать и писать ноты! На счету Медвина уже десятки сольных работ, выходивших на двух крупнейших ньюэйджевских студиях: английской "New World Music" и голландской "Oreade Music". Легкость, с которой этот музыкант, словно играючи, выпускает новые, сильнейшие проекты, поражает. При этом он не стоит на месте, Гудалл постоянно совершенствует свою музыку, привнося в нее новые краски. Его последние проекты "Millennium" ("Тысячелетие") и "Comet" ("Комета") открыли слушателям совершенно нового музыканта - тяготеющего к пространственно-космической тематике и вместе с тем оставшегося неискоренимым романтиком. Эти альбомы наверняка будут одними из самых заметных инструментальных проектов этого года.

В одной из отечественных книг о современной музыке авторы этого материала увидели очень забавное определение ньюэйджа, в котором утверждалось, что это музыка, которая "пользуется большим спросом слушателей среднего возраста, представителей научной и творческой интеллигенции" (толковый словарь терминологии популярной музыки под заглавием "Запретная музыка с 30-х годов"). И здесь стоит сказать одну очень интересную вещь: музыка Медвина Гудалла пользуется большой популярностью именно среди молодых людей, особенно у него на родине в Англии.

Но прежде немного биографии. Точнее, это будет наполовину автобиография.

Медвин родился в Англии, в графстве Йоркшир, в деревне Хэрроугейт (Harrowgate). Он провел свое детство в этих очень живописных местах. К слову, ветеринарным врачом в их местечке был известный писатель Джеймс Херриот (James Herriot).

Выросший в шестидесятые годы, Медвин особенно увлекался "Битлз" и "Бич бойз" ("Beach Boys"). По его словам, под влиянием музыки этих групп он и стал играть на гитаре. В 11 лет Медвин встретился с английской поп-звездой Клиффом Ричардом (Cliff Richard), который поддержал его стремление заниматься музыкой профессионально. Гудалл принялся сочинять музыку, как только освоил несколько простейших гитарных аккордов. С подросткового возраста он выступал в различных группах. Одна из этих групп, "Trax", участвовала в телевизионном шоу "Check It Out" ("А ну-ка проверь!") и многократно появлялась на радио, включая радиостанцию BBC "Radio Leeds".

"Насколько я помню, с самого раннего детства я мечтал стать профессиональным музыкантом, - вспоминал впоследствии Гудалл. - Я проводил все свободное время в музыкальных классах в школе, экспериментируя с различными инструментами, и в результате записал свой первый альбом в 16 лет. После годичного обучения в колледже искусств я открыл свою студию звукозаписи, работая как продюсер и инженер со всеми жанрами музыки - от классики до панк-рока, и одновременно совершенствуя технические навыки. Затем, когда мне было немного больше двадцати лет, я переехал в Корнуолл, потому что мне всегда хотелось там жить. Теперь я спроектировал и построил новую студию звукозаписи, на этот раз в собственном доме и лично для себя".

И здесь о студии Гудалла стоит сказать особо! Музыкант разместил в ней свою любимую аппаратуру: множество всевозможных сэмплеров, позволяющих синтезировать любой звук, что только есть в этом мире. Но это еще не все. В его студии можно увидеть и синтезаторы, и гитары (а гитара - это его "фирменный" инструмент), и самые разнообразные акустические инструменты.

"Моя студия - это смесь разнообразных акустических и электронных инструментов. У меня есть сэмплирующая аппаратура, библиотека сэмплов музыкальных инструментов со всего мира, клавишные "Roland" и "Korg", самая современная система магнитофонов и звуковых процессоров, а также технология цифровой записи DAT. Кроме того, моя студия выглядит очень "эмбиентно" в смысле цветов и подсветки. Там поддерживается искусственный полумрак и есть специальная ночная подсветка".

Гудалла можно назвать прирожденным музыкантом, человеком-оркестром, он способен играть практически на любом инструменте. Диапазон инструментов, которыми музыкант владеет, чрезвычайно широк. Это и двойная бас-гитара, и мандолина, и фортепиано, и ударные, и арфа, и перкуссия, и флейта, и glockenspiel, и panpipes (самые разнообразные трубы), и вибрафон, и синтезаторы всех видов.

"Так как я постоянно испытываю вдохновение, сочиняя музыку, у меня нет жестких установок - нет предела совершенству. Когда я в студии - я работаю и не могу остановиться. Я сажусь за клавишные, и несколько часов спустя у меня появляется материал на два альбома; музыка возникает быстрее, чем я могу это осознать! Часто, перед тем, как уснуть, я слышу у себя в голове полностью законченную оркестровку, и мне приходится вставать и записывать эту музыку".

"Я живу лишь в полумиле от моря, и оно часто вдохновляет меня. Я люблю воду и вижу в ней какое-то волшебство. Я построил японский водяной сад вокруг своего дома и развожу японских кои (разновидность карпа с очень красивой расцветкой), лягушек, тритонов и привечаю прилетающих ко мне птиц. Рыбы, чистая, глубокая вода успокаивают мою душу".

Стиль Гудалла не спутаешь ни с чем. Он мелодичный, экспрессивный и величественный. Его музыка успокаивает и вдохновляет одновременно.

"Хотя моя музыка помогает людям снимать стресс и отдыхать, она содержит энергию, чистое вдохновение, вибрации. Она ритмичная, но не взрывная. Мастерство композиции - это то, над чем я работаю. Это не смесь музыкальных узоров. Я не хочу усыплять людей, наоборот - я хочу воодушевлять их на то, чтобы они могли совершать те поступки, о которых мечтали: вдохновлять их творить самим".

Медвин Гудалл - настоящий ньюэйджевский музыкант, человек, приближающий новый, более святой мир, помогающий ему стать тем местом радости, красоты и гармонии, каким и должна быть эта маленькая планета.

"Сегодня поднимается огромная волна перемешивающихся культур, миссий, идей и философий. Я уверен, что очень нужный эволюционный подъем ждет нас за порогом, если только нам хватит храбрости сделать шаг".