Adam Freeland


Адам Фрилэнд пришел из хаус-музыки. Известность ему принес тот стиль игры, когда элементы хип-хопа и электро проникают в дип-хаус сет. Сегодня Адам играет на трех вертушках, применяя сэмплеры и различные специальные эффекты, создавая хаус-коктейль с добавлением брейка, техно и драм-н-бейс.

Дебют Фрилэнда как ди-джея состоялся на клубной сцене Лондона в 1992 году. Потребовалось четыре года, чтобы выпустить собственную микс-компиляцию под названием . Этот релиз заставил музыкальную общественность присмотреться к таланту Адама. Посыпались приглашения, и Адам начал играть по всему миру, в основном, в Штатах и Европе.

<Многие мои друзья совершенно не слушают танцевальную музыку. Они рокеры до мозга костей и смеются над ди-джеями. Они смотрят на них как на кучу придурков, которые только и могут сказать: <Смотри - у меня новая Audi TT!>

К 1997 году Адам Фрилэнд стал одним из пары десятков ди-джеев, которые постоянно находятся в жесткой ротации и путешествуют по всему миру. В этом году он принял участие в мировом турне Fact 2 Карла Кокса (Carl Cox), провел около 10 вечеринок в США, а открытый им совместно с Ренни Пилгрим (Rennie Pilgrim) и Tayo клуб Friction стал культовым местом, и каждая вечеринка собирала у дверей клуба длиннющую очередь.

В том же, 1997 году, Адам и Кевин Бебер (Kevin Beber) выпустили сингл , получившем полную поддержку прессы и ставшем визитной карточкой того времени. Успех резко пробудил интерес со стороны The Orb, DeeJay PunkRoc, The Headrillaz и Junior Boys, которые хотели отдать себя на растерзание Фриланду, чтобы тот сделал для них ремиксы.



1998 год Адам начинает австралийским турне вместе с DJ Krush, Pressure Drop и Хосе Падилья (Jose Padilla), а затем выходит вторая компиляция , которая получает титул альбома месяца одновременно в нескольких ведущих журналах, пишущих о танцевальной музыке.

СМИ окрестили Адама королем <нью скул брейкс> (King of Nu Skool Breaks). Термин придумали они с Ренни Пилгрим, но как и любой другой творческий человек, Адам не хотел вешать на себя ярлыки. А все журналы - ID (признали Фриланда ди-джеем месяца), Muzik, Mixmag, DJ Mag - уже писали о новом веянии в танцевальной культуре. Продажи Coastal Breaks подняли альбом на 9 место по популярности, сразу после Massive Attack. Адам тем временем закончил очередное трехмесячное мировое турне. Теперь его имя знали во всем мире. Когда Адам вернулся из турне, его встречали прилавки с журналом DJ, на обложке которого была изображена его физиономия, к журналу прилагался диск с его миксом. А внутри - шестистраничная статья о нем.

Между тем во всей этой суете Адам находит время, чтобы открыть свой собственный лейбл Marine Parade (так называлась улица в Брайтоне, на которую Адам тогда переехал). Вслед за Coastal Breaks и Tectonics records Адам выпускает знаменитый альбом . Не удивительно, что вскоре он стал резидентом культового клуба Fabric, где играл каждую пятницу и субботу.



Фрилэнд дословно можно перевести как <земля свободы>. Новый проект Адама - Free*land - и дебютная пластинка проекта под названием представляет собой плотный коллаж из заявлений, призывов, музыки и текстов. Здесь и параноидальный брейкбит-метал (трек Mind Killer), и хип-хоп-электро (трек Heel and Toe), и кавер-версии на Бена Кинга (Ben E. King) (треки Supernatural и Now and Them), и, конечно, знаменитый трек We Want Your Soul. Изначально весь альбом был записан на компьютере, а потом к нему приложились Джим Кармайкл (Jim Carmichael) и вокалисты.

<Когда пишешь композицию, песню, ты пишешь о чем-то сугубо личном для тебя, а я не из тех, кто пишет про любовь-морковь. Я не сидел с мыслью <а не сделать ли мне что-нибудь с антипотребительскими текстами>. Мои треки - это просто то, что родилось внутри меня. Но если люди слушают и хотят узнать, копнуть глубже, это же здорово!>

<Мне бы очень хотелось, чтобы новый проект не был воспринят как ди-джей альбом, потому что это не так. Я хотел, чтобы Free*land воспринимался отдельно от Адама Фрилэнда, но в то же время в этом есть определенный подтекст, такая издевка, как если бы вы купили бутылку колы и нашли под пробкой приз, а потом прочитали на этикетке, что приз возможно получить только при наличие сотни таких пробок>.



Танцевальная музыка, как и все остальное, с легкостью может стать жертвой стереотипов нашего общества, несмотря на то, что музыка - это абсолютно аполитичное явление. Очевидно, что Адам один из немногих, кто может критически посмотреть на капитализм XXI века. И не надо его воспринимать как революционера, метающего с баррикад музыкальные коктейли Молотова в сложившуюся систему. Фрилэнд признает, что он является частью системы, но он, по крайней мере, старается найти возможность избежать ее худших проявлений.

<Не думаю, что сегодня можно избежать того, чтобы стать единицей потребительского общества, разве что поселиться в вигваме. Я крайне отрицательно отношусь к корпоративной идеологии, но в то же время я ношу джинсы, произведенные одной из таких корпораций. Я такой же потребитель, как и все. Важно, что я это осознаю, понимаю, в какое дерьмо я вляпался. Это неизбежно>.

В отношении наболевшей ныне в Европе проблемы танцевального мейнстрима, поглощающего современную культуру, Адам говорит: <Если взглянуть на 80-е, тогда танцевальная музыка была радикальным явлением. Это был протест, всему мейнстриму. Мы приедем на танке в поле и устроим там вечеринку - вот как это было. Прошло десять лет, и сегодня картина совершенно иная. Потому что для нового поколения танцевальная музыка - это то, что слушали их родители. Понимаете? Это же нормальные вещи, все движется по спирали, для многих детей сегодня альтернатива такая: или тяжелый рок или диет-хаус. Какое же тут может быть соперничество?>



Безусловно, времена меняются. Когда вышел Friction, Адам и мечтать не мог о том, чтобы скачать мелодию из Интернета, обработать на ноутбуке, прожечь диск и уже вечером играть на пати.

<Сегодня произошла просто революция с этими прожигами дисков. Это большое достижение, что можно легко скачать трек из Интернета и играть его на вечеринке. Я так поступил с Nirvana и White Stripes . Ремикс на Nirvana стал очень популярным, все его играют>.

<Будучи ди-джеем, можно правильно себя выразить. Когда находишься на сцене, а перед тобой толпа, кричащая <Подай нам свою душу> (We want your soul), в воздухе витает энергия, и уж точно ясно, чего они хотят>.