Dead Can Dance


"Это исступленная, эзотерическая, эклектичная, благозвучная и эйфорическая, одновременно элегантная и грустная, евангелическая, пробуждающая и возвышающая музыка. И что особенно важно - высшая степень во всех этих понятиях" - указывает знаменитый обозреватель рок-музыки Мартин Эстон в своей статье в британском издании Catalog.

"Я думаю, что DCD - единственный в своем роде музыкальный проект. Каждый раз, когда я слышу их музыку, я словно переношусь в другое измерение.
Мое тело полностью расслаблено и разум свободен от мыслей, Единственное, о чем я могу думать - это о красоте музыки..." - пишет поклонник творчества DCD Питер из Португалии.

Dead Can Dance изначально создавался как проект Brendan Perry и Lisa Gerrard. В течение многих лет как в записи альбомов, так и в концертных турах с ними сотрудничали многие талантливые музыканты. Вот некоторые из них: Peter Ulrich, John Bonnar, Robert Perry и многие другие.

В 1980 году мультиинструменталист Brendan Perry и классически подготовленная певица Lisa Gerrard, оба англо-ирландского происхождения, встретились в Мельбурне, Австралия. В 1982 всего для одной записи (для австралийского кассетного журнала Fast Forward) решают ехать в Лондон, где экстраординарное соединение их музыки и редкого по качеству вокала быстро достигает внимания Watts-Russell'а (4AD лэйбл) и они заключают контракт с 4AD. Затем отправились в концертное турне с уже опытными Cocteau Twins, причем вернувшихся в Австралию Монро и Эрискона сменили англичане Питер Ульрих, Скотт Роджер и Джеймс Пинкер.

В марте 1984 музыканты выпускают свой первый альбом, являющий собой собрание песен, записанных ими в течение предыдущих четырех лет. Альбом был назван "Dead Can Dance" как и стал называться дуэт в последующие годы. На обложке альбома изображена ритуальная маска жителей Папуа Новой Гвинеи.

"Маска, которая некогда была живой частью дерева, мертва; тем не менее, из-за мастерства своего создателя, она впитала в себя его жизненную силу..."

"Так много людей упустили этот неотъемлемый символизм и предполагают, что мы, должно быть, страшные готические типы ["morbid gothic types" - прим. пер.], ошибка, о которой мы сожалели и сожалеем..." (Brendan Perry)

"Сорокапятка", на которой своим пением Лайза сообщает композициям ритуальную глубину, привела критиков в полное замешательство.

Многие даже усмотрели в музыке группы излишнюю схожесть с Joy Division, но скоро выяснилось, что, вопреки еще теплившимся ощущениям от роковых корней саунда Dead Can Dance, симфонический размах и усиливающиеся, опоенные сакральной таинственностью партии вокала уже ставили группу вне общеизвестных рок-направлений. Странная, динамичная аура группы, более близкая к средневековым готическим хоралам, чем к современному року, приближала слушателя к сокровищницам различных музыкальных культур - от мрачно-гнетущих оркестровок атмосферы Joy Division и Doors до грациозности и монументальности загадочных эпических фантазмов барокко и симфонической музыки, рождая собственный оригинальный и неповторимый звуковой мир, ранее незнакомый слушателям рока, чарующий и гипнотический.

В это время Dead Can Dance работают уже как дуэт, нанимая по необходимости студийных музыкантов. Общий альбом It'll End in Tears подопечных 4AD, собранных под ярлыком This Mortal Coil, стал одним из шедевров роковой музыки 80-х годов. В него вошло две композиции группы - Waves Become Wings и Dreams Made Flesh.